На главную!
Жизнь и смерть слишком непреложны, слишком неумолимы для того, чтобы быть случайными.
Чарльз Чаплин, "Моя биография"
ГАЛЕРЕЯ   СТУДИЯ   ФОРУМЫ   ЧАВО   ЛЕТОПИСЬ   ПОИСК

Памяти Константина Гончарова


Екатерина Андреева, 30.08.2007
"Новый мир искусства". № 3. 1998

Костя Гончаров умер утром в воскресенье, 17 мая. Ему было 29 лет. Он был известен как модный дизайнер, как — вместе с Лешей Соколовым и Тимуром Новиковым — «Модный дом «Строгий юноша». Это не вполне правильное грамматическое выражение на самом деле верно по сути: в нашем городе все, что имеет значение, представлено одним уникальным экземпляром, и как-то так получается, что каждый сам себе и учреждение, и в известном смысле памятник.

Однако круг Костиных занятий было бы неточно обозначить словами «дизайн модной одежды». Он, конечно, придумывал и шил одежду — и многие счастливые заказчики и заказчицы в разных странах носят пальто фирмы «Строгий юноша». Но, кроме этого, Костя Гончаров был автором костюмов к балету «Леда и лебедь», костюмов для постановочных фотографий-иллюстраций к «Золотому ослу», театральных эскизов к опере «Пир во время чумы» и разных иных одежд — пластических идей, таких, как «Макбет», «Офелия», «Лебединое озеро» или «Жизель». Он был ценителем и создателем нарядов, которые — через ткани, пуговицы, декоративные вещицы — в свою очередь раскрывали облаченным в них людям их прирожденные чистые облики. Прежде всего это была работа над собственной судьбой. Костя Гончаров был единственным в уходящем десятилетии безукоризненным приверженцем петербургского дендизма.
Как и большинство из нас, он происходил из простой советской семьи. То есть он ходил в самую обычную школу и учился в техникуме, а после этого пребывал некоторое время в швейном ателье «Элегант». В 1993 году – было начало лета – мы шли по Садовой к площади Тургенева, инспектируя магазины тканей. Мы были мало знакомы, и, полагая, что долгая дорога требует некоторого необязательного разговора, я спросила, что Костя делал в прошлом на государственной службе. Ответ, как почти всегда, был лаконичным: «Однажды шил костюм покойнику, а вдова особенно внимательно следила за тем, чтобы был правильно вшит карманчик для очков». Действительность оказалась круче представлений о ней и к тому же была не очень благосклонной. Надо сказать, мы все время переходили с одной стороны улицы на другую, скрываясь от солнца в тень: Костя был аллергиком и почти всегда жил через болезнь. И все же это путешествие от садика перед Русским музеем до чердака на канале Грибоедова, где тогда помещался «Строгий юноша», осталось у меня в памяти как важное внутреннее движение к чему-то ясному, свободному и радостному.

Много раз мне случалось ходить этой же дорогой, но тогда именно Костино присутствие из проплывавших городских впечатлений приближало к нам обещание счастья. Легким пространством за старыми трущобными кварталами раскрывался город, туда же устремлялась вместе с нами зыбь Фонтанки, и мирно утекали из кадра занятия обитателей прибрежных набережных. Вся эта обыкновенная жизнь выглядела такой, какой вообще должна быть жизнь – дружественной, равной себе и неуклоняющейся от возможных приключений.

Костя Гончаров, будучи человеком вполне скептического нрава, прожил свою жизнь, устремившись в одно приключение: он не стал разделять свое время на детство и взрослость, у него не было бессознательной неопределенности, впоследствии поглощенной полусознательной работой. Он рано сделал свой собственный осмысленный выбор двигаться в сторону чудесного, который ему помогали осуществить близкие: мама, понимавшая, что чудесное встречается в Мариинском театре; Тимур Новиков, укрепивший его в убеждении, что он не портной, а художник; Леша Соколов, с которым они сообщили друг другу самую редкую и главную для жизни свободу – не бояться чего бы то ни было.

Так бродячий сюжет о принце и нищем выглядел в местных условиях: Костя был настоящим нищим принцем. Он избегал социальных норм, пользуясь природной регуляцией в общении с миром – благородством и сдержанностью. Прихоти позволялись красивые, часто юношеские, если не сказать детские. Не отрывая взгляда от экрана под «Love me, love me, say, that you love me» – очень серьезно: «Я бы хотел такой же костюм (серебряный карнавальный рыцарь из нового «Ромео и Джульетты») и всегда бы в нем ходил.

Однако же Костя был строг к себе, как мало кто, во всем, что касалось работы. Вероятно, вследствие своей превосходно развитой чувствительности к красоте и некрасоте. Он внимательно заботился о пространстве жизни, не загромождая его обычным скарбом, полуфабрикатами вещей, отношений и слов. С годами эта сознательная дисциплина зрения и поступков делала черты его лица все красивее и определеннее, а сшитые «Строгим юношей» одежды все меньше походили на «альтернативную моду» и все явственнее приближались к той черте, за которой личное человеческое умение почти перестает отличаться от абсолютного глазомера, за которой искусство становится вполне божественным. Это качество Костиного сознания правильнее было бы определить как целомудрие, не имя в виду только его моральный аспект, но экологическое отношение к красоте как к пути от расчета, замысла, дизайна к душевной ясности и радости правильно воплощенного смысла. Хотя это могла быть и самая простая красота, самая доступная радость: «Купим дыню?» – и в интонации повелительного желания, почти приказа был, есть влекущий к ржавым гирям и нас и ос, азиатский иноземный запах…

Сейчас, когда Костин автоответчик еще говорит его голосом, трудно перевести в слова чувство утраты: назвать все, что так жило в нем, что умел он один.

Возьмем давно записанную речь о недоступном смерти:

«Он пришел на землю не чтобы принести, а чтобы полюбить и, ничем исключительно новым не утолщив ее богатств, скорее вознести ее к небу, и уж если обогатить, то само небо – земными предметами, земным содержанием. Хотя в Саду Божием, но как бы вторично, в уже и поэтическом даре, он насаждал его, повторял дело Божиих рук… Какое-то пресыщение изяществом всего, растущего с земли и из земли. Своеобразный и замкнутый совершенно закругленный «мир» как «космос», как украшенное Божие творение».

Екатерина Андреева
25 мая 1998 г.

Опубликовано на сайте Йя-Хха 2007-08-30 16:06:36 (Lena)

Версия для печати  Послать статью почтой
Читателей: 10501
Комментариев: 0
Версия для печати


Мой комментарий

Ник
  
Пароль


    Самые читаемые статьи в рубрике "Разное":

  • Памятник Виктору Цою в Питере
  • Ответ на протест от редакции программы "Битва экстрасенсов"
  • "Жестокая логика гибели Виктора Цоя"
  • Памятник Виктору Цою в Питере - подписной лист (часть 2)
  • Письмо протеста к каналу ТНТ
  • Фотореализм Виктора Цоя
  • Точка зрения на ситуацию с авторскими правами на творчество Виктора Цоя
  • Случайно найденное крео
  • Новости о памятнике_часть 2
  • Виктор Цой обидел Трахтенберга



  • Ники   Опросы   Рубрики   Цитаты   Архив   Правила   Контакт

    Copyright © 2006-2020 Рашид Нугманов
    Использование материалов
    без разрешения авторов запрещено

    Яндекс.Метрика

    Загрузка страницы 0.012229 сек.