На главную!
Музыка это то, ради чего я готов пожертвовать практически всем.
ГАЛЕРЕЯ   СТУДИЯ   ФОРУМЫ   ЧАВО   ЛЕТОПИСЬ   ПОИСК

Последняя княгиня


Наталья ТОДОРОВА, 29.03.2009
Биография 90-летней алматинки Фаузии Мамлеевой – обычная для ее поколения. Школа, медицинские курсы – для девушек той поры выбор был небольшим, замужество и следом – война. Вынашивала и растила первенца, практически не выходя из стен лаборатории НИИ эпидемиологии, микробиологии и гигиены Наркомздрава КазССР, где производились необходимые фронту и тылу медицинские препараты. В ежедневных заботах о работе, семье, детях прошли десятилетия. И мало кто знал тогда, да и догадывался потом, что эта красивая, утонченная, гордая молодая женщина – голубых, что называется, кровей. Только в прошлом году Фаузие Исламовне и ее детям были вручены свидетельства о дворянском происхождении.


Докопались до родословной семьи Мамлеевых в татарском отделении Дворянского собрания России. Архивные документы свидетельствуют, что этот княжеский род берет начало в XVI веке. А сегодня единственной продолжательницей рода является Фаузия Исламовна, которая родилась 16 октября 1918 года в Уфе, когда советская власть еще не полностью утвердилась в своих правах. Оттого, согласно дворянскому укладу, маленькая дочь князя Мамлеева уже при рождении была княгиней и наследной дворянкой.

Когда все личные документы были высланы в Казань, оттуда попросили полные пакеты документов детей Фаузии. А затем всю семью пригласили в столицу Татарстана на заседание Меджлиса татарских мурз – ассоциированного члена Российского дворянского собрания. В торжественном зале старинного особняка 29 сентября 2007 года Фаузия Мамлеева получила из рук предводителя свидетельство о дворянском достоинстве.

- Когда маме вручали свидетельство, она плакала, – рассказывает дочь Ф. Мамлеевой директор музея медицины КазНМУ им. С. Асфендиярова Алия Сапаровна Саятова. – Мы с мамой и моим братом Муратом Нугмановым приехали из Алматы, младший брат Рашид Нугманов прилетел из Франции вместе с женой Катрин и двумя детьми. Все мы, дети Фаузии Мамлеевой, тоже получили свидетельства, вероятно, мы – единственные казахи в этом общественном объединении. Мы ведь ничего толком не знали о своей родословной. Помню, один раз в детстве спросила маму, что такое 1937-38 годы, как мы выжили тогда, она ответила просто: «Молчать надо было. Кто молчал, языком не трепал, те живыми остались».

Хотя на том заседании в Казани было много наследных татарских князей, но все внимание было уделено Фаузие Исламовне. Она оказалась самой старшей среди членов дворянского собрания и к тому же единственной, кто уже при рождении обладал законным титулом княгини – мурза ханум.

- Когда мне вручали эти документы, я очень жалела, что отец не дожил до этого дня, – вспоминает Фаузия Исламовна. – На церемонию пригласили артистов из Казанской филармонии, и когда запели песню «Сандугач», ее очень любил мой отец, у меня слезы навернулись на глаза. Все вспомнилось в один миг – детство, молодость, вся жизнь. Когда я выходила замуж, и мы должны были идти регистрироваться, в доме было много гостей. Все сидели за столом, а мой отец с другом Абдуллой вдруг вышли на улицу. Я подумала, что же это они гостей оставили, пошла за ними. Слышу, отец сквозь слезы говорит Абдулле: вот я и дочку единственную теряю, выйдет замуж – фамилию поменяет, а ведь это же потомственная княжеская фамилия! Никогда раньше не видела отца плачущим. Абдулла мне посоветовал тогда фамилию не менять. Так я и осталась Мамлеевой. Это был январь 40-го года.

...Отец Фаузии мурза Ислам-Гали Салим-Гиреевич Мамлеев родился в 1886 году в Уфимской губернии. До революции проживал с семьей в Уфе, занимал большой дом, но после установления советской власти вынужден был бежать на юг, в Ашхабад. Семья поселилась на окраине города, жили тяжело, работы не было. Грамотный, владеющий арабским, князь Ислам Мамлеев прекрасно знал Коран, многие суры читал наизусть. И когда соседи сообщили о вакантной должности муллы, он с охотой согласился стать религиозным служителем. Это давало возможность прокормить семью.

- В Ашхабаде мы всего два года прожили – с 1921-го по 1923 год, – вспоминает Фаузия Исламовна. Я тогда маленькая была, но помню: часто стреляли. Очень пугали нас шествия по городу, которые устраивали истово верующие, они назывались «шакшай-вакшай». Представьте себе толпы раздетых до пояса мужчин с факелами, которые стегают себя плетьми. Некоторые падали, кровью истекали. Было так страшно! Эти люди верили, что если они умрут во время таких шествий, то попадут в рай…

Мамлеевы спешно покинули Ашхабад, когда начались массовые притеснения служителей религии. Запрягли лошадей, погрузились в повозку и ночью, никому не сообщая, уехали в поисках более безопасного пристанища.

Так они оказались в Алма-Ате, где у них тоже не было ни родных, ни знакомых. В долгой дороге из семейных реликвий удалось сохранить только итальянскую скрипку XVIII века, на которой играл глава семейства, да посеребренную шкатулку. Она-то и осталась у потомков старинного княжеского рода до настоящего времени. Все другие ценные вещи были обменены на продукты в голодные годы.

В последующие годы никто из семьи Мамлеевых никогда и ни при каких обстоятельствах не говорил о своем происхождении. Алма-Ата той поры была местом ссылки политически неблагонадежных и духовенства. Лишь иногда, в минуты крайнего раздражения и отчаяния, князь Мамлеев ругал «новые времена» и говорил, что жизнь до «реформы», как он называл революцию 1917 года, была несравненно лучше.

Поначалу Ислам Мамлеев получил работу в городском Совете. Но в 1929 году арабская письменность была отменена, и он в один день оказался… неграмотным. Работу служащего пришлось оставить. В Алма-Ате в семье Мамлеевых родились еще двое сыновей. Все они выучились, получили разные специальности.

Единственная дочь Ислама Мамлеева Фаузия окончила начальную татарскую школу № 4, где обучались татарские и казахские дети. В 1929 году практически все татарские школы в городе были закрыты, а четвертая школа стала семилеткой с русским языком обучения. После школы она поступила на двухгодичные медицинские курсы лаборантов и на работу в вакцинное отделение НИИ эпидемиологии, микробиологии и гигиены Наркомздрава КазССР, где производили оспенный детрит. Накануне войны отделение было преобразовано в крупный производственный отдел. Когда началась Великая Отечественная, Фаузия была уже замужем, ее первой дочке было 6 месяцев, но оставить работу не могла. Работала, как и весь коллектив института, без выходных и отпусков до Победы.

Не легче было и после войны – штат не укомплектован, но стране нужны в большом количестве бактериальные препараты. Наступило переутомление, стало подводить здоровье. В 1951 году она была вынуждена уволиться с этой работы из-за тяжелого обострения аллергии, которой Фаузия Исламовна страдает и по сей день. Поэтому у нее в квартире окна всегда распахнуты настежь, даже в зимнее время она спит с приоткрытой балконной дверью. Живет Фаузия Исламовна в однокомнатной квартире на пересечении улиц Жамбыла и Кунаева. Живет одна – таково было ее решение. Прежнюю четырехкомнатную квартиру отдала сыну, а ей купили в соседнем доме жилье покомпактнее. Дети, внуки и правнуки – семья Мамлеевых сейчас насчитывает аж 14 человек! – любят ходить к бабушке Фаузие в гости, всегда готовы помочь. Она до сих пор управляется с домашними делами сама и живо интересуется всем происходящим в мире. Много читает, охотно смотрит все телепрограммы, особенно новостные. Интеллигентна, самоиронична – подтрунивает над собой безо всякого уважения к дворянскому титулу. Всегда подтянута, домашних халатов не признает категорически! Единственное исключение в туалете в последние годы – домашняя обувь взамен еще недавних туфелек.

Все ее дети получили высшее образование, все успешны, работают и довольны избранным делом. Дочери пошли по стопам матери, стали медиками. Старшая, Алия Саятова, работает директором музея истории медицины Казахского национального медицинского университета, Алиса Кашкимбаева – врач студенческой поликлиники. Сыновья выбрали делом жизни творческие профессии. Мурат Нугманов – президент независимого продюсерского центра «Скиф», а Рашид Нугманов, известный казахстанский режиссер, снял культовый фильм «Игла» с участием Виктора Цоя, сейчас живет с семьей во французском Туре.

- Когда мои сыновья снимали этот фильм (Рашид –режиссер, Мурат – оператор), Витя полгода жил у нас, – рассказывает Фаузия Исламовна, – у меня много материалов, фотографий его осталось. Он был как сын для меня, настолько я привыкла к нему. В еде непритязательный, молчаливый, не любил шумных застолий, все о чем-то своем думал. Звал меня тетя Фая. Иногда играл на гитаре, вот она, Витина гитара, висит на стене (гитара моя, но Виктор на ней играл, это верно - прим. РН). Он должен был играть главную роль в следующем фильме моего сына – «Дикий Восток», должен был приехать в Алматы, и мы его все очень ждали. Но попал в аварию и погиб. Я так плакала, когда узнала об этом… Его жена Марианна с сыном, маленьким Сашей, приезжала потом к нам в гости.

- Когда братья снимали фильм «Дикий Восток», Рашид был приглашен в жюри Каннского фестиваля (ошибка: фестиваль в Туре - прим. РН) и познакомился с француженкой, – дополняет рассказ мамы Алия Сапаровна, – и там такая любовь началась, просто пожар! Четыре раза бросал съемки и летал во Францию. И в конце концов они с Катрин поженились, сейчас у них двое детей, старшего он назвал Виктором в честь своего друга, на французский манер его зовут с ударением на последнем слоге. Когда московские друзья Цоя узнали, что Рашид назвал сына Виктором, они подарили ему Витину гитару, он ее с собой увез в Париж (обещали подарить - прим. РН). Виктор, разносторонне одаренный человек, одно время был резчиком по дереву, рисовал хорошо. Его картина до сих пор у Мурата хранится.

...Дома у Фаузии Исламовны на видном месте в рамке висит герб князей Мамлеевых. В центре герба – тамга. Сложная перекладина с кречетом. Когда потомки Мамлеевых рассмотрели внимательно герб, предварительно основательно покопавшись в Интернете и специальной исторической литературе, то все испытали смятение. Именно эта тамга принадлежала Менгу-Тимуру, внуку хана Бату, чья ставка когда-то располагалась в Темниковских лесах. Именно Менгу-Тимур впервые дал младшему сыну Александра Невского Даниилу ярлык (разрешение) на правление Московским посадом и повелел, чтобы изловили беглых финно-угорских крестьян в окрестных подмосковных лесах да насильно поселили в том посаде на житие. Почему на гербе князей Мамлеевых и у Менгу-Тимура одинаковая тамга? На этот вопрос потомкам татарских князей еще предстоит найти ответ.


Истоки княжеского рода Мамлеевых – в степи Дешт-и-Кипчак. В боярских книгах за 1680 год Мамлеевы именуются князьями. В старых рукописях об истории князей Мамлеевых есть указание, что это они с группой других дворян когда-то привели на царствование Романовых.

Позже, при царе Петре Алексеевиче, этот титул сохранили те Мамлеевы, кто принял православие. Семьи же Мамлеевых-мусульман подверглись гонениям, у них отбирали поместья и крестьян. Справедливость была восстановлена указом Павла I от 13 ноября 1797 года, когда всем Мамлеевым были возвращены их дворянские титулы.

Их потомки определениями правительствующего Сената от 24 августа 1839 года и 22 февраля 1855 года были признаны в княжеском достоинстве с внесением в V часть родословной книги Пензенской губернии. Здесь, в Темниковском уезде, они владели поместьями, деревнями с крепостными, лесами и озерами с мельницами. Мусульманская ветвь этого рода, носившая титул мурз, позже переселилась и продолжалась в Уфимской губернии (изд. «Дворянские роды Российской империи», т. III, стр. 43).

Мурза Ислам-Гали Салим-Гиреевич Мамлеев был прямым потомком этого рода.


Наталья ТОДОРОВА
Байтерек, №1 январь-февраль 2009

Опубликовано на сайте Йя-Хха 2009-03-29 12:48:32 (RN)

Версия для печати  Послать статью почтой
Читателей: 2219
Комментариев: 5
Версия для печати | Форумная версия

Morita
29 Mar 2009, 12:30

Спасибо, Рашид. Очень интересно. У Вас потрясающая мама - такая сложная судьба, которая способна сломить многих, но по настоящему мудрых и сильных людей, как в случае с Вашей мамой, испытания укрепляют и делают ещё сильнее. Очень трогательны строки о Викторе. Непременно отвезу это интервью маме Виктора Валентине Васильевне. Ещё раз спасибо!


ElenaGileva
29 Mar 2009, 16:05

Интересно!


gorodN
29 Mar 2009, 19:22

Спасибо!!! :]


libby-dancing-s
29 Mar 2009, 19:41

Замечательно интересная статья! Всё-таки великое дело генетика (сейчас Дамер мне по голове-то настучит:) ), аристократию истинную ничем не вытравишь. Как тепло и хорошо о Викторе написано!
Маме Рашида- до 120 лет в добром здравии!


damer
29 Mar 2009, 20:53

Ответ нику libby-dancing-sword (2009-03-29 19:41):

А причем здесь генетика? Семейные традиции и воспитание в семье Рашида не прерывались. Это же видно из интервью.



Мой комментарий

Ник
  
Пароль


    Самые читаемые статьи в рубрике "Разное":

  • Памятник Виктору Цою в Питере
  • Ответ на протест от редакции программы "Битва экстрасенсов"
  • Памятник Виктору Цою в Питере - подписной лист (часть 2)
  • "Жестокая логика гибели Виктора Цоя"
  • Письмо протеста к каналу ТНТ
  • Точка зрения на ситуацию с авторскими правами на творчество Виктора Цоя
  • Случайно найденное крео
  • Фотореализм Виктора Цоя
  • Виктор Цой обидел Трахтенберга
  • Новости о памятнике_часть 2



  • Ники   Опросы   Рубрики   Цитаты   Архив   Правила   Контакт

    Copyright © 2006-2017 Рашид Нугманов
    Использование материалов
    без разрешения авторов запрещено

    Яндекс.Метрика

    Загрузка страницы 0.023059 сек.