На главную!
Люди становятся сильными, когда они создают маленькую банду.
ГАЛЕРЕЯ   СТУДИЯ   ФОРУМЫ   ЧАВО   ЛЕТОПИСЬ   ПОИСК

Дети – самое ценное вознаграждение...


Рашид Нугманов, 06.09.2005
Десять лет назад режиссер культовой «Иглы» Рашид Нугманов сделал свой выбор в пользу любви и уехал во Францию. Это был решительный шаг. Сейчас с женой Катрин и двумя детьми он живет в Туре. Но круг его интересов давно вышел за пределы кино и одной страны. Он постоянно в разъездах, занимается осуществлением своих проектов.


– Ты уехал за границу сформировавшимся человеком. Наверняка все было не так-то просто. Десятилетний опыт жизни в эмиграции чему-то научил?


– Каждый человек постоянно в чем-то меняется, даже если сидит на одном месте. Когда сегодня оглядываешься на свою жизнь, то видишь, что она состоит из сплошных перемен: архитектура, археология, кино, мир, политика… Что-то постоянно толкает вперед, не дает остановиться. Новые люди, новые места, новые цели. Наверное, сказываются кочевые гены, не иначе. Одной из моих любимых книг остается коротенькая повесть Германа Гессе «Сиддхартха». Есть в ней поразительно резонирующая с моей жизнью нота: находить – значит обретать свободу. Вот так и ищешь всю жизнь, находишь и снова ищешь.

– В процессе адаптации в чужой стране всегда важна поддержка близкого человека. И в том, кем ты стал на настоящий момент, думаю, большая заслуга твоей жены Катрин. Расскажи, пожалуйста, о ней.

– Катрин – мой верный друг все эти годы поисков и перемен. Ведь перемены только тогда хороши, когда есть вещи, которым не изменяешь и на которые сам можешь положиться. Мы влюбились друг в друга с первого взгляда. И, как оказалось, по-настоящему. Ради семьи каждый из нас принес серьезные жертвы: я – свою прежнюю, вполне сложившуюся жизнь на родине, она – работу и друзей. После свадьбы ей пришлось сразу же уволиться, потому что мы много путешествовали. Формулировка в ее контракте так и гласила: «Уволилась, чтобы следовать за мужем». С тех пор она остается хранительницей домашнего очага. И никто из нас не жалуется на принесенные когда-то жертвы. Мы просто пытаемся построить новый, наш собственный мир. И дети – самое ценное тому вознаграждение.

– Ты веришь в божественное провидение? И в то, что ваша встреча была подготовлена там, на небесах? Могу представить, каким романтичным было ваше знакомство!

– Скажем так: я не мучаюсь вопросом, есть ли Бог или божественное провидение. Если ответ на вопрос положительный, то рано или поздно ты это все равно узнаешь. А на гадание и веру у меня просто не остается времени. Но романтики и вправду было через край. Бессонные ночи, мучительная разлука, бесконечные часы на телефоне, сумасшедшие свидания, на которые приходилось летать через половину земного шара. Самолеты, города, страны, люди. Как в каком-то мелькающем, нарезанном на мелкие кадры клипе… И все это с любимым человеком, когда не знаешь, будет ли он завтра рядом с тобой. Мы буквально упивались каждой минутой времени, проведенного вместе. Оно слишком дорого нам стоило и в прямом, и в переносном смысле.


Виктор и Вивиан Нугмановы
– У вас с Катрин растут сын и дочь. Что они знают о родине своего отца?

– Что они могут знать в этом возрасте? Казахстан для них – чудесная сказка о далекой стране, которую они когда-нибудь откроют для себя. Их знания – это детские книжки, куклы, маленькая домбра, казахские наряды, память о приезде доброй бабушки, говорившей на неведомом языке, о дяде-великане, который мог поднять их до потолка одной рукой (брат у меня и вправду великан, под два метра ростом). Все это магические вещи, очень важные. А настоящее знание придет потом, вместе со зрелостью.

– Кем ты себя ощущаешь? Космополитом, гражданином мира, потомком великих номадов?

– Всем вместе в той или иной степени, в меру амбиций, фантазий и юмора, но прежде всего самим собой. Я теперь понял оборотную сторону грустной шутки Эйнштейна о том, что если его теория относительности окажется верной, то немцы назовут его немцем, а французы – французом, но если она будет опровергнута, то французы назовут его немцем, а немцы – евреем. Принадлежность к той или иной общности иной раз тешит человека, помогает осознавать себя более значительным, оправдать многие свои поступки, иной раз даже диктует, кем ему быть и как жить. Однако каждый из нас – нравится ему или нет, хочет он это признать или нет – остается именно тем, кто он есть: собой.

Сейчас Рашид Нугманов работает над проектом, о котором, как он считает, говорить пока рановато. Но позже режиссер обещает обязательно рассказать о нем в эксклюзивном интервью «Литеру».

Салтанат ИСМАГУЛОВА, Алматы

Газета "Литер" (Казахстан), 6 сентября 2005 г.

Опубликовано на сайте Йя-Хха 2007-02-19 00:45:15 (RN)

Версия для печати  Послать статью почтой
Читателей: 3011
Комментариев: 1
Версия для печати | Форумная версия

elena
30 May 2008, 17:14

Сразу видно, что у Ваших детей счастливое детство, и это самое главное :) Интересно, а на кого они больше похожи?

Рашид, если Вам нетрудно, выложите пожалуйста на сайт как можно больше фотографии Ваших детей.
Заранее спасибо. :)



Мой комментарий

Ник
  
Пароль


    Самые читаемые статьи в рубрике "Интервью":

  • In the Eye of the Storm
  • Книга интервью Виктора Цоя
  • «У меня было какое-то предчувствие»
  • Он был и, наверное, остался для меня скорее как художник
  • Как делали "Иглу"
  • Георгий Гурьянов о себе, Тимуре Новикове, Цое
  • Православный рок в исполнении иеромонаха
  • Как это было?
  • Виктор Цой. Почему мы так безумно его любили?
  • "Игла Ремикс": фильм поколений



  • Ники   Опросы   Рубрики   Цитаты   Архив   Правила   Контакт

    Copyright © 2006-2017 Рашид Нугманов
    Использование материалов
    без разрешения авторов запрещено

    Яндекс.Метрика

    Загрузка страницы 0.063481 сек.